Сотин
This is an example of a HTML caption with a link.

Курсы валюты ЦБ

Сб, 23 сен 2017
EUR  EUR 69,0737
USD  USD 57,6527
ДОМОСТРОЙ ДЕКОР

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ И КУЛЬТУРНОЕ РАЗВИТИЕ УСТЮЖНЫ И УЕЗДА В КОНЦЕ XIX - НАЧАЛЕ XX ВЕКОВ

Автор Администратор
Понедельник, 13 Январь 2014


В территорию Устюженского уезда конца XIX - начала XX вв. входили полностью современные Устюженский и Чагодощенский районы, часть Бабаевского, Пестовский район Новгородской области и часть Ефимовского района Ленинградской области. Главную массу уездного населения составляли крестьяне – 90 945 человек, мещан было 2 368, лиц духовного звания – 609, потомственных дворян – 323, почетных граждан и купцов – 202, прочих – 179 человек. По переписи 1897 года в городе проживало 5109 душ обоего пола.


Общеизвестна нелицеприятная характеристика Устюжны, которая дана А.И. Куприным в рассказе "Черная молния". Журнал "Архив исторических и практических сведений, относящихся до России", издававшийся в Петербурге господином Н. Калачевым, в 1861 году писал: "Устюжна - уездный город Новгородской губернии, на юго-восток от Новгорода, в 365 верстах от него, в 545 верстах от Санкт-Петербурга и в 530,5 верстах от Москвы... Река Молога разделяет город на две половины и роскошным течением своим придает ему не только красоту, но и значение по судоходству. Местоположение открытое.., строения раскинулись широко, на пространстве не менее двух верст, так что из-за Мологи, с Тихвинского тракта, особенно в летнее время, Устюжна кажется очень порядочным и людным городом... Вообще можно сказать, что Устюжна ничем не хуже многих других уездных городков, а многих даже и лучше".


Другой путешественник, проезжая через Устюжну примерно в то же время, любовался тринадцатью церквами, белевшими между деревянными строениями стоящего на высоком берегу реки Мологи старинного города. Он же указывал, что, несмотря на малочисленность жителей, церкви хорошо содержатся и положение церковнослужителей достаточно обеспеченно, а это, в свою очередь, "доказывает набожность граждан и дает хорошее понятие об их доброй нравственности". Так или иначе, церковные постройки, большинство из которых каменные, беленые, многие с золочеными куполами, были главным украшением города.


Еще в 1781 году в связи с Указом императрицы Екатерины II специальная "Комиссия для строений" в числе сотен других городов Российской империи разработала план застройки Устюжны. В центре города расположились две площади – Торговая (современная Имени 25 Октября) и Соборная. На Торговой было сооружено помещение для Гостиного двора, представляющее собой длинное деревянное строение протяженностью 50 сажен (примерно 110 метров). На Торговой площади проходили ярмарки. К концу XIX века их было две – Богородицкая (с 8 по 12 сентября) и Рождественская (с 25 декабря по 1 января). Первая изобиловала товарами сельскохозяйственного производства, вторая – сластями, глиняной, стеклянной и фаянсовой посудой, колесами, кадками, телегами, санями и полозьями к ним, другой продукцией крестьянского и усадебного домашнего производства. По данным Новгородского губернского земства, оборот устюженских ярмарок в 1915 году, например, составлял 20 750 рублей.


Главным украшением Торговой площади являлась Воскресенская церковь, построенная в 1771 году. Из Торговой площади выливалась Большая Новгородская улица (современная им. В. И. Ленина), где стояли дома купцов Безниных, Белоусовых, Малышевых, мещан Пурышевых, Собакиных и Варгановых. Здесь же распологалось Устюженское духовное училище (современный дом №58). На углу Большой Новгородской и Петровского переулка (современный дом №16/6) выстроил двухэтажный каменный особняк устюженский миллионер Я. М. Поздеев. Через несколько лет это здание приобрела земская управа. Она заняла второй этаж, на первом была устроена аптека. На Большой Новгородской улице на средства купца Чурина был выстроен двухэтажный особняк красного кирпича. На первом этаже купец расположил лавку, второй использовал под жилье. С 1912 года в этом доме расположился первый в Устюжне кинотеатр "Орион", где показывали немые фильмы.


Второй центральной улицей Устюжны считалась Большая Московская (современная им. К. Маркса), бравшая свое начало из Соборной площади. Главным украшением Соборной площади служил собор Рождества Богородицы, выстроенный во второй половине XVII века. Во второй половине XIX века напротив собора появилось здание городской думы. Здесь располагался кабинет устюженского городского головы, которому было вверено управление городом. Все здания Соборной площади, стоящие здесь и по сей день, построены в XIX – начале XX веков.


Большая Московская улица в результате привязки на местности плана 1778 года получила юго-восточную ориентировку с выходом на один из красивейших архитектурных ансамблей Устюжны – Казанскую кладбищенскую церковь (XVII - XIX вв.). На Большой Московской располагались каменные купеческие особняки: Н.И. Поздеева (современный дом № 2/15), А.М. Копыльцовой (современное здание РОВД), П.В. Китаевой (современная райполиклиника), О.А. Иконниковой (современное СПТУ №48). Из сохранившихся до наших дней деревянных построек XIX – начала XX веков можно назвать дом врача П.С. Костина (современное здание детской поликлиники), двухэтажный дом мещанина А.А. Еремина (современное здание райвоенкомата) с галантерейной одноэтажной лавкой во дворе, дом потомственных почетных граждан А.С. и И.С. Петровых (современный дом №23), дом учителя И.А. Троицкого (современное здание станции "Скорой помощи") и другие. Большая Московская, как одна из центральных улиц города, не могла обойтись без административных построек. На углу Большой Московской и Литчинской улиц (современный пер. Советский) находилось здание, где помещались окружной суд и полиция. Напротив дома А.М. Копыльцовой во второй половине XIX века было выстроено трехэтажное каменное здание (современный дом №8). Принадлежало оно устюженскому земству. Вплоть до 1907 года на первом этаже располагалась вторая городская аптека, на втором – земская управа, на третьем – клуб дворянского собрания. В 1907 году в здание въехала женская гимназия. На Большой Московской это было не единственное учебное заведение. Двухэтажное деревянное здание по этой улице (современный дом №18) вплоть до 1917 года занимало городское училище.


От центральной части Устюжны разбегались улицы и переулки, застроенные в основном деревянными домами в мещанском вкусе: компактные снаружи, но обширные внутри, с многочисленными анфиладами, когда весь дом можно было обойти по кругу через ряд проходных комнат, с парадным и черным выходами. Богаче выглядели каменные купеческие особняки с затейливой лепниной по фасаду, крутыми лестницами и роскошными изразцовыми печами внутри. Жилые комнаты располагались, как правило, на вторых этажах, первые занимали многочисленные лавки. По-купрински "сонное безмолвие" Устюжны с ее 1300 жилыми строениями, освещенными по вечерам двадцатью керасиновыми фонарями, не мешало местному купечеству наживать миллионные капиталы. Один из самых богатых купцов города Я.М. Поздеев имел капитал, на который выстроил в городе несколько каменных домов и открыл в Хрипелевской волости мукомольный завод. Впрочем, развитие города и уезда зависело не только от отдельных предпринимателей, а и от властных учреждений, среди которых особо следует выделить земство. Деятельность земства в области экономики, культуры, здравоохранения будет охарактеризована в соответствующих разделах статьи. Здесь же остановимся на истории его создания.

Губернские и уездные земства, созданные на основе "Положения о губернских и уездных земских учереждениях" от 1 января 1864 года, представляли собой органы местного управления. Устюженское (уездное) земство начало свою историю в 1865 году. Просуществовав до 1918 года, оно внесло огромный вклад в социально-экономическое развитие края. Круг вопросов, решение которых возлагалось на плечи земских деятелей, был чрезвычайно велик: от устройства соломенно-глиняных несгораемых крыш в деревнях уезда до улучшения культуры земледелия и снабжения населения продовольствием. В состав гласных входили представители дворянских и купеческих фамилий, местные фабриканты и владельцы торгово-промышленных заведений, разночинцы. Среди представителей Устюженского уездного земства были замечательные деятели своего времени. Так Николай Александрович Окунев (ученый, юрист и педагог) в 1881 -1890 годах работал в Устюжне на выборной должности участкового мирового судьи. Впоследствии, уже в советское время (1920-е годы), он преподавал на кафедре педагогики трудного детства Ленинградского педагогического института им. Герцена. Федор Дмитриевич Батюшков, потомок известного поэта, стал ученым-востоковедом. Яков Михайлович Поздеев был купцом, талантливым предпринимателем.


Земство получало доходы с земских сборов, в состав которых входили сборы с торговых документов, с фабрично-заводских и торговых помещений, с уездного, городского и посадского недвижимого имущества и другие. Полученные средства расходовались не только на содержание земских начальников и мировых судей, как это принято считать, но и на развитие сельскохозяйственного производства, народное образование, здравоохранение, общественное призрение, благотворительные учреждения. В 1891 году, например, из общей суммы расходов земства (99 129 руб.) 16 353 руб. были израсходованы на народное образование, 29 064 руб.  – на уездную медицину. Это были самые крупные статьи расходов. Требуемую сумму (в данном случае 99 129 руб.) земство черпало из местных ресурсов. Сравнительно небольшую сумму (18 094 руб.) получили за платную медицину, судебные сборы, недоимки и пени. Львиная доля (81 034 руб.) была разверстана с уплаты сборов от землевладельцев (от дворян до крестьян), недвижимого имущества города и уезда, торговых, фабричных и промышленных заведений.

ПРОМЫШЛЕННОСТЬ
Промышленность Устюженского уезда была направлена на переработку местного сырья. К концу XIX – началу XX вв. в уезде было 10-11 заводов и фабрик с количеством рабочих более 1100 человек и производством на 162 тыс. руб. Крупные залежи кварца, известняка и мела обусловили основную отрасль - стекловаренное производство. На четырех стекольных заводах работало 75,5% рабочих уезда. На заводах стекловаренного производства были самые высокие заработки у рабочих. Основную массу этих рабочих составляли бывшие крестьяне.


Благодаря значительной лесистости уезда лесная отрасль также занимала важное место в местной промышленности. На территории уезда работали семь лесопильных заводов и одна спичечная фабрика. Ежегодно в уезде вырубались довольно большие площади леса, сплавлялось до 500 сажен (1 тыс. кубометров). Сплавляли лес в низовые губернии, иногда продавали лесоторговцам на корню. Но даже лесоторговцы рубили лес не сплошь, а выборочно, имея перспективу располагать хорошим строевым материалом и в будущем. Средняя цена свежих бревен сосны на рынках Устюженского уезда в 1908-1913 годах составляла от 23 коп до 1 руб. 11 коп за бревно, ели – от 20 коп. до 1 руб., осины – от 14 до 57 коп. Бревна были стандартные: трехсаженные, диаметром от 3 до 7 вершков.


Залежи глины являлись основой функционирования кирпичных заводов в Растороповской, Соболевской, Соминской, Пятницко-Бабаевской и Верховско-Вольской волостях.


В Устюжне к концу XIX - началу XX века работало 2-3 предприятия. Наиболее значительными были фарфоро-фаянсовый завод И.И. Небаронова, существовавший в 1878-1889 годах, и чугунно-литейный и механический завод Н.А. Курбатова. Первый выпускал посуду, второй, имевший склад в Рыбинске, – паровые машины от трех до тридцати сил, насосы, баки, водонагревательные печи, винноочистительные колонны и арматуру. Объем производства на заводе Курбатова, где трудилось около 100 человек, составлял около 6 тыс. руб. в год. К 1913 году в Устюжне работали: спичечная фабрика "Север" В.А. и И.А. Поздеевых, производившая "шведские" спички, ректификационный завод H.H. Коковцева, занимавшийся очисткой спирта, и казенный винный склад (очистка и разлив вина). На двух последних работало 40 человек, и они производили продукции на сумму более 136 тыс. руб.



Основная часть всех промышленных предприятий уезда располагалась по волостям: Липенский железорезательный завод купчихи Н.П. Насыриной (Моденско-Плотичьевская волость), лесопильный завод купца Н.И. Поздеева в Перской волости, Быстрорецкий стекольный завод К.X. Гельцер в Соминской волости и другие. По сравнению с Череповецким уездом, где в среднем на предприятии работало по 32 человека, в Устюженском преобладали более крупные предприятия (в среднем 117 рабочих). На Покровском стекольном заводе работало 380 человек, на Смердомском – 270, на Никольском лесопильном заводе – 100 человек. Рабочий класс формировался и на железнодорожных станциях (Бабаеве, Пестово) Устюженского уезда. То есть основная масса рабочих проживала не в городе, а в промышленно-ремесленных волостях. Жители Растороповской волости изготовляли паркет, дранку для крыш и занимались возкой дров. Крестьяне Круглицкой волости прирабатывали выделкой глиняной посуды. Моденско-Плотичьевская волость снабжала уезд коваными гвоздями. Крестьяне занимались также вырубкой, вывозкой и сплавом леса и дров, распиловкой теса, изготовлением дегтя, обжигом угля, плетением корзин, сапожным и портняжным ремеслом, торговлей скотом, пчеловодством. Прирабатывали также охотой и рыболовством. В XIX веке в устюженских лесах еще водились олени, дикие козы и горностаи, а в реках – сиги, осетры, стерляди и сомы. Ежегодно вылавливали более 2500 пудов рыбы, половина которой продавалось на местных рынках.


Большинство крестьян Черенско-Жерновской волости занималось катаньем валяных сапог и разбивкой шерсти. Устюженские мастера имели свои профессиональные секреты и в помощники всегда брали только крестьян своей волости. Валенки, скатанные в Черенско-Жерновской волости, считались лучшими в Устюженском уезде. Мастера всю зиму ходили по деревням своего и соседних уездов, делая примерки и доставляя на дом готовую продукцию. С ноября по март приработок обычно составлял от 50 до 70 рублей.
Приработком занимались не только мужчины, но и женщины.


Устюженские крестьянки для продажи на местных рынках изготовляли ИВ кушаки, подпруги, тканые вожжи и выкладные (со ступенчатым ЦР узором) пояса. Материалом для этих изделий служили домашние льняные или цветные покупные нити. В качестве основы использовали гарус (шерстяные ткани различных цветов). Тканые пояса и кушаки продавали на местных рынках по цене от 50 коп. до 1 руб. Спрос на эту продукцию был связан со свадебным обрядом местного края: во-первых, сваха невесты дарила родителям жениха подарок, обязательно перевязанный узорным поясом, во-вторых, в приданое невесты входило до десятка тканых поясов. Кстати, ткачество поясов было особенно распространено в южных волостях уезда.


К 1917 году 44% крестьянских хозяйств края занимались кустарными промыслами. Часто целые села из сельскохозяйственных превращались в ремесленные. Так было в Лентьеве, Оснополье и Ванском, где почти все мужское население занималось изготовлением различных речных судов. Судостроение и обслуживание речного транспорта (гонка барок, лоцманство) были одними из самых распространенных занятий в устюженских селах и в самой Устюжне. Лодки и речные суда строили почти во всех прибрежных деревнях и селах. Это были лодки-соминки грузоподъемностью до 2500 пудов, лодки-тихвинки ("межеумки") грузоподъемностью до 6000 пудов и маленькие лодки-паузки. В зимнее время берега реки Мологи в Устюжне были буквально сплошь заставлены строящимися лодками. Самодеятельные "верфи" существовали до лета. Летом некоторые устюжане на построенных лодках отправлялись на заработки по Мариинской и Тихвинской водным системам, на Волгу. Построенные лодки также сбывались по цене до 160-200 рублей серебром (без оснастки). Устюжане нередко нанимались в лоцманы или бурлаки.
На водных каналах Устюженского уезда в качестве тягловой силы обычно использовали лошадей, но если случался сильный падеж (например, в результате каких-либо болезней), в бурлаки нанимались рабочие. Менее груженные лодки проводили на веслах или использовали шесты. Труд рабочего на пути от Сомино до Рыбинска оплачивался в размере 14 рублей. Рабочий день продолжался с 3 часов утра до 9 вечера. Отдыхали, в общей сложности, около трех часов. Обед состоял из двух блюд – воды и хлеба. Журнал "Русский вестник", описывая жизнь рабочих-бурлаков Устюженского уезда, указывал: "Народ изнуренный, худой, одежда крайне ветхая... Толпами стоят они с раннего утра у контор приказчиков, раздумывая к кому выгоднее наняться ...Отношения между бурлаками и нанимающими их хозяевами весьма патриархальные и большей частью не выгодные для рабочих". В судостроении и обслуживании речного транспорта было занято по уезду примерно 7-10 тысяч человек. Ежегодно на воду спускали от 800 до 1 тысячи судов разных размеров.


Однако и ремесло не всегда могло прокормить. Например, на лесозаготовках взрослый мужчина зарабатывал в день 60 копеек, с лошадью на вывозке – 1 рубль 70 копеек. Воз дров "долгарьем" стоил 40 копеек, а затрачивал крестьянин на него два дня. Нередко поэтому устюжане отправлялись в отход. Нужно сказать, что крестьяне без особой надобности не часто уезжали из родной деревни на другое место жительства. Если и выбирались, то только на время – либо на заработки в "отхожие" промыслы, либо "по завету", то есть по обещанию Богу помолиться всей семьей в каком-нибудь монастыре. В среднем в 1880-е -1890-е годы устюжанам ежегодно выдавалось по 6-8 тысяч паспортов на временные отлучки, в том числе 1,5- 2 тысячи – сроком на год и более. Только за 1901 год для ухода на заработки было выдано 11874 паспорта населению податного сословия. Наиболее близким из крупных промышленных центров был Петербург. Уходили также в соседние Тверскую и Ярославскую губернии, на Ладогу, на железные дороги и водные пути. Крестьянским хозяйствам отходники не наносили никакого ущерба, так как уходили только лишние члены семьи. Оставшихся было достаточно для ведения домашнего хозяйства. Туго приходилось только хозяевам, использующим наемный труд и не умеющим ладить с крестьянами.


В 1915 году в Устюжне было зарегистрировано 423 ремесленника: хлебники, сапожники, модистки, портные, кузнецы, стекольщики и другие. Среди торгово-промышленных заведений насчитывалось 7 столярных мастерских, 8 сапожных, портновские, гармонные, шапочные, слесарные, золотых и серебряных дел и т. д. Большим авторитетом в Устюжне пользовалась мастерская Гусевых-Серебряковых (просуществовала до 1926 года, ныне снесенное здание располагалось на углу улицы им. К. Либкнехта и переулка Коммунистический, дом №3/22). Основателем мастерской был уроженец г. Молога Алексей Терентьевич Гусев (1844-1903 гг.). В мастерской делали оклады для икон, обручальные кольца, серебрили подсвечники, кадила, цепочки и другое. Работали в технике чеканки угличских мастеров.

ТОРГОВЛЯ
В конце XIX - начале XX веков в Устюжне было 270 различных торговых помещений и торгово-промышленных заведений, в том числе 102 лавки (хлебные, мануфактурные, галантерейные и другие). Кроме того, в городе имелось 3 трактира и 8 "питейных" домов. Основную массу населения города составляли мещане – 3042 человека, почетных граждан и купцов было 251 человек. В многотомнике "Описание Российской империи в историческом, географическом и статистическом отношениях", изданном в Петербурге в 1844 году, указывалось, что среди северных торговых городов Устюжна занимала пятое место после Боровичей, Новгорода, Валдая и Старой Руссы.


Несмотря на то, что Устюженский уезд, как, впрочем, и вся Новгородская губерния, был уездом ввозящим, немалый доход местным торгово-промышленным слоям приносил вывоз товаров. Вывозили лесоматериалы, железные изделия, овес, сыр, масло и кожи, а ввозили, главным образом, бакалейные и мануфактурные товары, хлеб. Своим хлебом уезд не мог себя обеспечить, ежегодно ввозилось по 300 тысяч пудов хлебных грузов, в основном из Ярославской и Тверской губерний. Местные купцы получали немалый доход от торговли. В 1899 году, например, с пристани на реке Мологе было отправлено 83 судна с грузом на сумму 99 тысяч рублей.

СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОЕ ПРОИЗВОДСТВО

В начале XX века на 21 волость Устюженского уезда в среднем на душу населения приходилось по 1-2 десятины пахотной и сенокосной земли (принадлежало крестьянам – 172033 десятины, количество крестьян – 90945 человек). Обеспеченность землей в среднем по Новгородской губернии составляла 0,9 десятины. Около 50% крестьянских хозяйств Маловосновской волости, например, имели в среднем по 2,5 десятины пахотной земли и своего хлеба им не хватало до Рождества. Странным поэтому кажется факт крестьянской торговли зерном, приводимый в 1879 году устюженским корреспондентом Императорского вольного экономического общества Г. Вороновым. Правда, зерна в продажу шло немного, буквально несколько десятков четвертей со двора. Сбывали на местные винокуренные заводы или хлебным торговцам. Последние, купив хлеб зимой у крестьянина по дешевой цене, весной продавали ему же значительно дороже. Продажа зерна была, видимо, связана с нуждой крестьян в деньгах. Продавали рожь, пшеницу, овес. Последний сбывали либо на месте, либо возили гужом (на лошадях) в Боровичи, Сомино, Тихвин.


Все волости Устюженского уезда в сельскохозяйственном отношении группировались по двум признакам: по урожайности и по доходности. По урожайности хлебов волости были разбиты на три группы. К первой относились волости со средним сбором озимых и яровых хлебов свыше 80 мер (80 пудов) с десятины, ко второй – между 70 и 80 мерами, к третьей – менее 70 мер. Наиболее зажиточными считались девять юго-западных волостей уезда: Соболевская, Никифоровская, Хрипелевская, Растороповская, Маловосновская, Кирво-Климовская, Охонская, Чернянская, Барсанихская. Во вторую группу входили три центральные волости: Мезженская, Перская, Черенско-Жерновская и одна северо-западная – Верховско-Вольская. Моденско-Плотичьевская, Чирецкая, Дубровская, Лентьевская, Весско-Пятницкая, Мегринская, Соминская и Белокрестская относились к третьей группе. Средняя урожайность зерновых по уезду за период с 1906 по 1915 годы составляла: ржи озимой – 46 пудов на десятину, овса – 49, ячменя – 53. Средняя урожайность льна (чистого волокна) за 1913 год была 16,5 пудов на десятину.


По доходности земли Устюженского уезда делились на две категории. К первой относились все усадебные, пахотные и сенокосные земли, ко второй - все остальные (кроме болот, мхов и т. д.). Небольшая доходность крестьянских хозяйств уезда была связана с целым рядом обстоятельств. Упомянутый выше корреспондент Г. Воронов, изучавший положение устюженских крестьян, в 1879 году писал, что последние глубоко убеждены в рациональности дедовских методов ведения хозяйства. В результате с двух соседних полей – помещичьего и крестьянского – снимали совершенно разные урожаи. Помещик мог выписать новейшую технику, пригласить специалистов, использовать новинки сельскохозяйственной литературы. Основная масса крестьянства имела в своем распоряжении только опыт предшествующих поколений.


Не в лучшем состоянии в хозяйствах крестьян находилось травосеяние. Сеяли в основном клевер и тимофеевку. В начале XX века пытались сеять вику. Как посев, так и уборка проводились вручную. Грамотное травосеяние велось в нескольких хозяйствах уезда, главным образом у крупных землевладельцев.


Земства, имея на своем содержании специалистов сельского хозяйства (например, в 1900 году –1 ветврач, 6 агрономов, 1 "инструктор по молочной части", 2 мастера по культуре лугов и болот), должное внимание уделяли культуре земледелия. Так, в 1914 году на проведение опытов с минеральными удобрениями (в то время новинкой) новгородское земство выделило для Устюженского уезда сумму в 1100 рублей, на "правильное травосеяние"– 2 тысячи рублей. В уезде проводились опыты с кормовыми корнеплодами. Эти опыты также субсидировало земство.


В начале XX века из всех облагаемых земель (1 163 007 десятин) в пользовании крестьян было 172 033 десятины. 2507 крестьянских семей считались безземельными, что составляло 15% от общего их числа. Даже после реформы 1861 года в Устюженском уезде сохранилось крупное помещичье землевладение. В 1877 году в руках устюженских крестьян оказалось лишь 198 тысяч десятин (18,7%) из почти миллиона использовавшихся земель.


Живописно выглядели помещичьи усадьбы Устюженского уезда. Особняки Ухтомских, Мещерских, Поздеевых, Колюбакиных скрывались в ухоженной зелени роскошных парков. Помещичьи дома были украшены колоннами, мезонинами и балконами, деревянными фамильными гербами. В стороне располагались хозяйственные постройки: птичники, свинарники, скотные дворы. Усадьбе "Петровское" (Никифоровская волость), принадлежащей старинному дворянскому роду Трусовых, к началу XX века было уже 300 лет, и более шестидесяти лет стоял здесь строенный из корабельного леса дом в семь комнат со светелкой и галереей, соединяющей кухню и флигель. В доме была библиотека с незаконченной рукописью родословной Трусовых, старинные иконы, картины. Каменный усадебный дом стоял в деревне Шуклино (Лентьевская волость), в конце XIX века он принадлежал жене статского советника М. С. Шипиной. В 1876 году в деревне Сороколетово (Кирво-Климовская волость) был построен деревянный десятикомнатный дом, пренадлежащий А. Н. Певцову. На обширной территории Устюженского уезда располагалось 199 усадеб, принадлежащих в основном дворянам, а также купцам, почетным гражданам, мещанам и 8 зажиточным крестьянам. Из 133 дворянских усадеб 45 имели во владении от 100 до 350 десятин земли, 20 – от 475 до 1 тысячи десятин, 38 – более тысячи. А рядом с усадьбами либо в стороне от них располагались крестьянские селения.


Деревни в Устюженском уезде строились большей частью в одну улицу вдоль дороги. Многие избы топились "по-черному", зимой в них помещался скот. Значительное место в избе занимали полати, расположенные рядом с широкой русской печью. "Черные" избы отапливались и проветривались почти постоянно. Земские врачи называли их не иначе как "смертоубийственными машинами". По вечерам избы освещались лучиной, а в более богатых семьях – свечами.


Большинство местных землевладельцев объединялось в Устюженский отдел Всероссийского союза земельных собственников. Причем членами союза могли быть не только владельцы имений, но и хуторяне, отрубщики, арендаторы, вообще все земельные собственники без различия размера владения, пола, сословия, вероисповедания и т. д. Рабочими органами союза в уезде являлись правление и главный совет. Правление состояло из пяти человек. В его обязанности входило ведение всех дел, сношение со всеми организациями и учреждениями, созыв общих собраний, составление смет и т. д. Главный совет, состоящий из 25 человек, осуществлял "ближайшее заведывание делами союза и исполнение постановлений Правления". Существовал союз за счет единовременных взносов его членов. Это составляло 15% земского сбора на облагаемые земли. Объединенные в союз земельные собственники считали своей целью "содействие наивысшему развитию производительных сил страны: сельского хозяйства, лесоводства, скотоводства, сельскохозяйственной промышленности".


По данным Всероссийской сельскохозяйственной переписи, уезд к 1917 году имел около 3,5 тысячи плугов, 489 железных борон, 85 сеялок, 474 веялки, 134 молотилки, 63 косилки, 24 жнейки. В 1914 году новгородское земство выделило Устюженскому уезду для приобретения клевотерок 200 рублей. Кроме того, при Устюженской земской управе в начале XX века была устроена сельскохозяйственная мастерская, которая производила ремонт плугов, борон, веялок, молотилок и другой сельскохозяйственной техники. Главными орудиями труда в хозяйствах беднейшего и среднего крестьянства были деревянный плуг и борона. По той же переписи в 1917 году в уезде было 16792 сохи и 13443 бороны. В каждой волости работало от одной до четырех водяных или ветряных мельниц. Иногда при усадьбах хозяева организовывали маслодельни и сыроварни. В Устюжне особенно славились "швейцарские" сыры, которые выделывали на сыроварне барона Г. X. Штемпеля в Никифоровской волости (имение "Спасское"). На таких и подобных работах в усадьбах, по официальным данным, использовали труд 791 наемного рабочего.


В Устюженском уезде на начало XX века имелось 66 165 голов сельскохозяйственных домашних животных. 88% всего скота (кроме овец и коз) принадлежало крестьянам. Скотоводство приносило крестьянину небольшой доход, тем более, если учесть тот факт, что купцы-перекупщики за одинаковый скот платили крестьянину в два раза меньше, чем помещику. Разводили в основном крупный рогатый скот молочных пород. В 1900 году в уезде было 40310 голов крупного рогатого скота, в том числе у крестьян –33 413 . Молоко в усадебных хозяйствах перерабатывали либо на собственной маслобойне (а таковые в большинстве случаев имелись), производя отличное "чухонское" масло, либо везли на местные сыроварни.


Содержание скота в крестьянских хозяйствах далеко не всегда было надлежащим. На это сетует, в частности, все тот же устюженский корреспондент Императорского вольного экономического общества Г. Воронов. В специальном докладе, посвященном в основном местному скотоводству, он описывает уход за скотом, осуществляемый в большинстве крестьянских хозяйств уезда в 1879 году. Зимой скот кормили соломой, два раза в неделю давали сено. С ранней весны скот выгоняли на поля, где он находился все лето. В начале XX века в уезде было около 19 тысяч лошадей, из них более 16 тысяч – в крестьянских хозяйствах. "Переходя к описанию местного коневодства, – писал Г. Воронов, –  я должен сказать... и оно ведется спустя рукава... Лошадей кормят сеном да мешаниной, то есть смесью овсяной мякины или ячменной соломы с водой и небольшим количеством суборной муки, овес же дается только при усиленной работе. Такое содержание лишает животных природных форм, замедляет развитие и портит темперамент. Крестьянские лошади имеют отвислое брюхо, длинную, очень тонкую шею, большую голову, вялы, сонливы". Лошадей берегли, но с жеребыми кобылами в период полевых работ подчас поступали жестоко, выколачивая плод палками в надежде, что лошадь после выкидыша быстрее станет рабочей.


Из других домашних животных держали в основном овец и свиней. Поголовье овец и коз составляло в тот же период около 35 тысяч, свиней –2800 голов. Овец держали практически в каждой крестьянской семье для мяса, шерсти и овчин, как правило, по 1-5 штук. Держали овец и помещики.


Породы скота улучшались редко. Если этим и занимались, то только в усадебных хозяйствах крупных землевладельцев. Однако в Устюжне постоянно проводились выставки лошадей и крупного рогатого скота, что само по себе свидетельствует об интересе скотоводов к проблеме возможного будущего улучшения пород. Правда, почти ежегодные эпизоотии (эпидемические заболевания животных), уносившие определенное количество скота, мешали дальнейшему развитию этой отрасли. Частыми в Устюженском уезде были сибирская язва и чума. Причем появлялись они, как правило, в селениях, расположенных по скотопрогонным трактам.



Е. А. Воротынцева,

старший научный сотрудник

Устюженского краеведческого музея

.